Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:34 

Победим ли мы...? Третья Эпоха. Отчет.

Я искренне хотела сложить этого персонажа, а вместо этого вообще вышла замуж! (С)

- Ой, смотри, там Радагаст!
- А что не так с Радагастом?
- А она у нас большая поклонница… «Радагаста» #ктознаеттотпоймет


Настроение перед игрой: никакого.
Настроение перед игрой: слиться.
Настроение перед игрой: я хочу свалить, но у меня важная роль.

На самой игре в первый день: я не знаю, что я тут делаю и что буду делать.
На самой игре в первый день: я очень хочу домой.
На самой игре в первый день: у меня была важная роль…но кажется, всем на это наплевать.

Настроение после игры: она была охуенна!
Настроение после игры: аааа, мамочки, охренеть!
Настроение после игры: ОНА ЗАШЛА.

Очередное утро в Пеларгире.
Очередное военное положение.
Здесь мало что меняется – ни события, ни характеры закаленных в постоянных стычках жителей. Определенно, есть чем гордиться, когда ты пеларгирец, но…ей было скучно.
Об этом Эриане мало кому рассказывала, не хотела, чтобы к ней хуже относились соотечественники, ни тем более – чтобы расстраивался отец.
Лорд Пеларгира, Ваэн Каэрхир, принял Эриане в свою семью, когда той было девять лет. Матери девочка и не помнила, а отец погиб при очередном выяснении отношений Умбара и Гондора.
Всю жизнь она была благодарна своему второму отцу за все, что он для нее сделал, и все, о чем Эриане мечтала – так это принести пользу ему и своему городу.
Кажется только, что что то пошло не так.

Эриане, дочь Эрианеда из рода Теор, ныне принявшая фамилию Каэрхир, готовилась стать дипломатом. Три сестры Каэрхир пытались найти свое место: старшая, Мирабель, настоящая леди, изящная и мягкая, отрицая свое превосходство перед другими, пошла в госпиталь; младшая, Гэлет, веселая и неугомонная, словно чертенок – в сказители. Эриане же, не любившая сидеть на одном месте, но желавшая достигать мира отнюдь не через войну – в послы. Если первые две были довольны выбранными должностями, то средняя достаточно быстро разочаровалась.
Оказалось, работа дипломатом заключала в себе не столько путешествия, сколько выносливость сидеть в одном городе, при Главе, да еще забывая о своих собственных желаниях. Куда то пойти – забудь. Обо всем докладывать и спрашивать разрешения. А вот уж с запретами у Эриане было не очень – с детства она ухитрялась нарушать даже родительские приказы, поступая по своему.
Это был первый моральный удар для нее – отец ведь напутствовал: «не посрамись!», а у нее не получилось буквально в первые же минуты. Теперь не столько скука, но и стыд гнал Эриане подальше от родного города. Все чаще она стала сбегать то в Минас-Тирит, то напрашивалась охранным лицом к торговым караванам.
Впрочем, она и так ухитрялась в столице проводить гораздо больше времени, чем в родном форте. Ну не могла почувствовать себя Эриане до конца пеларгирской девой. Да, она отлично владела луком, как и подобает дочери Лорда, да, в случае чего, могла постоять за себя и мечом. Но ведь не только это делает тебя истинным пеларгирцем..? А что именно? Честь, отвага? Не сказать, что Эриане была трусихой. Но вот ответить на свой вопрос она пока не могла.

В Минас-Тирите устраивали праздник, в честь двадцать шестого наместника Денетора , который…сделал много хорошего. Ну или не в честь него – Эриане особо не вникала. Просто обрадовалась, когда узнала, что несмотря на поздний вечер, ее мать собирает группу.
И уж втройне была рада, когда выяснилось, что идут и обе ее сестры, и ближайшая подруга с детства – Эйлит Садор.
К слову о друзьях детства….
Их была компания из пяти человек.
Она, Эриане Каэрхир, близнецы Садор, Эйлит и Валдур, Иримон, Ительвен. Не сказать, что от них страдал весь Пеларгир, но на уши они город поднимали, это точно.
Лазить по катакомбам, а потом перемазанными чертятами вылезти в доме Лорда Каэрхира прямо во время важного приема – пожалуй, то, что им, сейчас уже взрослым и самостоятельным личностям, припоминают до сих пор.
А потом дороги слегка разошлись. Эйлит стала целительницей, но никогда не упускала минутки пообщаться или хотя бы просто обнять при встрече. Иримон пропадал в архивах, но и его можно было застать, остальные же как пошли служить на морской флот, так и все.
Вообще Эриане искренне скучала по тем временам, когда их неистовая пятерка наводила шорох. Вот только они уже не дети.

Пока Денетор читал свою речь со стены Усыпальницы, Эриане и Мирабель все это время непочтительно прохихикали, пряча лица на плечах друг друга – ну что поделать, они, да пожалуй, многие уже к тому моменту, относились к Денетору достаточно скептически, - а под конец и вовсе аккуратно смылись в поисках оставленной где то сумки Мирабель.
В танцах она и Гэллет не участвовали – несмотря на все попытки матери сделать из них прекрасных леди, младшенькая двигалась так, как будто на нее наступил медведь, Эриане же просто не любила подобного. А посему быстренько сбежала в Архив. Но не за самообразованием, а за другом.
С Эорет из Дома Анфалас они были знакомы несколько лет. Девушка была младшим архивариусом, и, когда не была занята, с удовольствием пускалась с Эри «во все средние». Поначалу Эриане мучила совесть, что она вот так вот приходит и утаскивает Эорет, одно время она даже подозревала, что Главный Архивариус уже запомнил ее в лицо и больше на порог не пустит, но потом она на это подзабила.
Как то так получилось, что Эриане слишком увлеклась беседой с Эорет, а потому упустила момент, когда ее мать и остальные покинули город. Девушка не успела задуматься, что так то опасно возвращаться одной – на выходе из дворца наместника ее поймал за волосы отец и, даже не ругая, велел ждать его.
А ждать пришлось долго. Эриане даже честно пыталась подслушивать, сидя на бревнышке рядом, но безуспешно. И почему людям во дворце слышны все звуки с улицы, а наоборот – нет?
Спасибо Эорет, что составила компанию.
В какой то момент они заметили, что из дворца пулей вылетел ее старший брат – Менакил. Эорет пояснила, что старшему лорду дома Анфалас и его сыну несколько плевать на эти собрания, а вот ее брата не допустили скорее всего потому, что он не наследник.
Дальше – все было несколько быстро и сумбурно. Вот с роханскими гостями, ожидающих перед дворцом, разговаривают люди в белых рубахах, которых она ранее в городе не видела. Девушка пристально смотрела на одного из них, не соображая пока, чем именно они выглядят подозрительно. И уж только когда их всех оглушили и ограбили, дошло: мечи были открыты. А в Минас-Тирите вообще запрещено оружие к ношению.
Исчезли они, как и появились, весьма неожиданно. Стражники облазили все, но так и не нашли лазеек, через которые незваные гости могли бы пробраться. И не нашли ничего умнее, чем убедить всех, кто там присутствовал, что у них были массовые галлюцинации, особенно роханских гостей, ага. Эриане была до того возмущена, что едва не поссорилась с одним из гондорцев, впрочем, она признала достаточно быстро, что наговорила ему задевающих вещей совершенно напрасно и извинилась. Перед ним уж точно, но не перед стражей, которая тоже узнала о себе много нового.
(Прим. Игрока: Нападение Умбарцев было несанкционированным, так как по правилам, прорваться в город можно только штурмом, а не просто подняв нетканку с одной стороны. Мастера были недовольны и сделали откат. Только вот они его сделали, а я и Эриане упорно не признаем версию с галлюцинациями – хотя бы потому, что у нас от удара мечом остался здоровенный синяк на плече. Делайте, что хотите, а у меня нападение было, ничего не знаю).
Собственно, раз никто не мог ничего объяснить, Эриане первое время подозревала брата Эорет. Ну а что? Он сбегает с совета, а через пару минут появляются таинственные грабители. Впрочем, она была рада, что Менакил оказался не при чем. Ей действительно не нравилось подозревать именно его.

Возвращение домой прошло более менее спокойно.
Не считая того, что Эриане встретила заплаканная Эйлит и хмурый Валдур, которые сообщили, что их родителей, капитана Эгина Садора и его жену, захватили в плен харадцы.
Впрочем, все закончилось благополучно, им обоим удалось вернуться. Слава Эру.
Еще один момент, который задел Эриане: Эйлит сказала, что пыталась искать ее в Минас Тирите, но леди Каэрхир спокойно поведала, что дочь решила дождаться отца. Но это была неправда, с отцом она совершенно случайно столкнулась. Это было достаточно неприятно и…все же Эри не очень понимала, почему Ванэ сделала именно так.
Нет, мать всегда была достаточно строгой женщиной, все три дочери держались с ней почтительно, а Эри и Гэллет даже шутили, мол, если что натворим и с нами решит поговорить мама – домой лучше не возвращаться. Но что их отношения были настолько натянутыми…Возможно, Эри разочаровала Ванэ куда сильнее, чем думала.

(Прим. Игрока: так прошел первый игровой день. Его получилось сделать достаточно систематичным, потому что он был короткий. В остальных же двух было столько событий, и одно проистекает из другого, что я уже заранее плачу и мысленно пытаюсь сократить мысленный текст).

(как мне шепнули, день шел за год, поэтому) практически все время Эриане посвящала тому, что ходила куда-нибудь и с кем нибудь «сопровождающим военным лицом», как она сама себя называла. В основном с торговыми караванами, и выглядело это примерно так:
- Вы куда?
- В Умбар.
- О, я с вами.

- А теперь вы куда?
- Мы домой, они к Харадам.
- О, теперь я с вами.

Или же с Эорет по ее каким то архивариусным делам. В последнее время подруга начала ей рассказывать сказки, которые, впрочем, Эриане и так слышала уже: о назгулах, о кольце…
Печальная новость достигла столицы – хоббита Бильбо Бэггинса нашли мертвым недалеко от Шира, а некого Бэггинса искали Назгулы. Нашли ли они Бильбо или им нужен был его племянник Фродо, тут уже непонятно.
Путем сложений некоторых два и два стало ясно, что кольцо всевластия, которое считалось потерянным, сейчас находится именно у Фродо. И он с товарищами, кажется, пытается сделать все, чтобы донести кольцо в Мордор и выкинуть в жерло вулкана.

В одном из походов, когда Эриане и караван были уже недалеко от дома, им навстречу выскочил один из пеларгирцев и сообщил, что города больше нет, орки уничтожили его, а Лорда взяли в плен. Девушка пришла в ужас. Мало того, что крепость, ее дом, которая веками выстаивала против любых бед и невзгод, была разрушена, так и ее семья сейчас в беде, где они и что с ними – непонятно. В Пеларгир, точнее, то, что от него осталось, они бежали, забыв об усталости.
Выглядело все достаточно плачевно.
К счастью, ее сестры, мать и друзья были вовремя эвакуированы умбарцами.
Хотелось верить, что с отцом все будет хорошо, хотя Эриане и слышала за своей спиной шепот, что от орков не возвращаются.
Но ей повезло – отец вернулся.
А вот ее дядя, младший лорд Каэрхир, Гутлаф, нет.
Ходили слухи, что его сожгли харадцы в каком то своем ритуале.

Это подтвердилось, когда Эриане и Марах, младший брат капитана Эгина Садора, вдвоем ходили по торговым делам и забрели к харадцам. Спасибо им большое, что их не убили сразу, а позволили говорить и обмениваться.
Как же Эриане хотелось воткнуть меч в горло да хоть их царице..! Спокойно слушать про то, как они проводили ритуал и в ходе его был принесен в жертву ее собственный любимый дядя, знакомый с детства, было сложно. Останавливала мысль, что их смерть мало чем поможет.
Марах случайно обмолвился, что у них в Пеларгире живет и служит харадская девушка по имени Иннари, и одна из тех, с кем они вели переговоры, с изумлением и радостью узнала в ней свою пропавшую давно сестру. И упросила их передать ей письмо. Эриане чисто из принципа не стала бы выполнять эту просьбу, но Марах – совсем другое дело. Эри всегда казалось, что он слишком добрый. Кто знал, что в будущем это письмо поможет ей самой?

Пеларгир оказался достаточно многострадальным городом. В общей сложности его разрушали, кажется, четыре раза.
Эриане злилась и уже не очень в шутку предлагала оставить все как есть, перебраться пока в Минас Тирит, а городом заняться, когда война будет окончена. Ну иначе смысл этой цепочки «сломать-построили-сожгли-возвели-разрушили-отстроили-как-смогли!» Только кто будет ее слушать.
Застав толпу соотечественников на подходе к крепости, Эриане была несколько в шоке. Обнимая ее и говоря какие то утешительные слова, Эйлит сказала, что когда на город напали, Лорд Каэрхир велел всем жителям покинуть его, а сам остался. Как капитан, который тонет вместе с кораблем. Кажется, вместе с отцом остался еще комендант…и кто то еще. Эри была в отчаянии, но держалась, как могла. Может, это были мысли трусихи, но какой корабль стоит гибели капитана, когда еще жива его команда, которая не знает, что делать без четких и знакомых приказов?
Об этом Эриане думала уже много позже, но линия Каэрхир прервалась. Осталась только мать и ее сестры. Саму Эри все же нельзя считать полноценной Каэрхир, но даже если бы и да, род все равно угаснет.
Достаточно больно было осознавать, что последние слова, которые она и Гэлет услышали от отца, были «Я с вами потом поговорю!» после их очередного побега в Минас-Тирит без разрешения. Целый день они шутили на эту тему и показушно дрожали. Не поговорил.
Долго сидеть и бояться в Минас-Тирите не получилось. Эриане не очень поняла, кто и почему отдал приказ идти катком на Мордор (ну тут ведь как, кто – скорее всего, Боромир, а вот почему выяснилось немного позднее), но была рада и этому. Оружие, правда, осталось в Пеларгире, но в доме Анфалас ее снарядили по полной. Вообще в семье Эорет к ней относились достаточно хорошо, как к своей. И неудивительно, что после смерти отца Валандил Анфалас как бы его заменил.
(прим игрока: второй приемный отец, серьезно?)
Единственным подвигом по дороге оказалось то, что опьяненные в прямом и переносном значении гондорцы смогли отогнать дракона. Потом каток постоял у врат Мордора, пообстрелял, покричал и ушел ни с чем.
(прим. игрока: я рада, что в таком поучаствовала, весьма атмосферно и персонажно, но черт возьми, нахрена это было нужно делать пожизнево Оо).

В последние дни этой нелегкой войны, в которой стороны постоянно то смешивались, то перебегали, куда даже Истари вмешались, а Гэндальф так вообще ухитрился затемниться, хоббиты бегали туда и обратно, эльфы повылезали из кустов и так далее, Эриане ощущала себя просто каким то неофициальным послом.
Ну потому что: сбегай туда, скажим им то, а теперь разведай там, чтобы донести нам это, а теперь шагом бегом в ту сторону и сообщи вон то..!
Несмотря на это, она была счастлива, потому что невовремя, но кажется, она нашла то, чем ей реально нравилось заниматься.
Добегая вот так вот от Умбара до Пеларгира, как раз вместе с Марахом, не успели они передать информацию Ванэ, Эриане ухитрилась попасть в плен к харадцам, которые пришли крушить Пеларгир в четвертый раз.
Ванэ, кажется, решила повторить подвиг своего мужа и заперлась внутри крепости с парой человек. Информацию от дочери и ее на тот момент уже будущего мужа слушать леди Каэрхир не стала, сразу отправила их в Минас-Тирит. Марах успел оторваться, а Эриане, рассудив, что если она сейчас отвлечет внимание, то даст ему немного времени, нарочно замешкалась. Один из харадцев ее оглушил и оставил, и вот девушка искренне рассчитывала сейчас отползти в кусты, но не тут то было. Кажется, харадцы принципиально не проходят мимо потенциальных рабов.
На ее удачу, среди завоевателей Эриане разглядела ту самую харадку, чье письмо они передали Иннари. Девушка, не теряя момента, сразу оттянула ее в сторону и нагло потребовала, мол, будет честно, если вы мне услугой отплатите за услугу, ваш бог наверняка одобрит, если вы честно отдадите свой долг. Харадка некоторое время помучилась, но веревки, связывающие запястья Эри, перерезала. Отпустить напрямую не отпустила, но тактично отвернулась, когда Эриане сбегала через госпиталь.
А потом неслась по всем полям, ручья и лужам, не останавливаясь даже тогда, когда осознала, что ей срочно нужно в костер, потому что бегать в мокрых по пояс штанах вообще не комильфо.
остановил ее правда, звук, напоминающий птичью трель. С трудом, но вспомнила, что так подают сигнал друг другу следопыты. Девушка испытала еще большее облегчение, когда увидела среди следопытов еще и своего соотечественника. По цепочке они проводили ее в Минас-Тирит своими короткими тропами, где Эри смогла воссоединиться с друзьями, семьей и наконец-таки рассказать про Пеларгир и армию харадримов, которые сейчас собираются вместе с орками прикатить на Минас-Тирит.
Опустить подробности появления Арагорна – но после его коронации не только сорвало крышу, видимо, Манвэ таким образом выразил свою волю, гондорцы стали готовиться к осаде.
Ванэ потребовала, чтобы все леди укрылись в Верхнем городе, сестры пытались тащить и Эри, но та благоразумно сделала вид, что она глухая и вообще ей все равно. Впрочем, как и всегда. Пусть она и бездоспешная, но это не значит, что она готова отсиживаться, пока другие сражаются.
Выглядело все это достаточно страшно: орки просто налезали на людей из проема стен, периодически налетал какой то розовый дым, насылавший на всех приступы паники, назгул прорвался в город, но к счастью, его зарубили достаточно без потерь.
пока еще оставались щитовики, основная армия, Эриане перетаскивала на себе раненых в госпиталь. Медики и эльфы оказывали помощь, как могли, быстро, но и госпиталь очень быстро пополнялся - людей стали переносить уже дальше, в верхний город.
когда казалось, что еще один каток орков, и они проиграют, донеслась весть, что хоббиты таки сбросили кольцо в вулкан, а значит, магия иссякла, орки испарились. (Правда, как выяснилось впоследствии, кольцо выбросил Сэм путем многоходовочки, а хоббиты все равно погибли, так как никто и не подумал прислать за ними орлов.)
Саурон, который только только вошел в город, исчез с шипением (а по словам очевидцев – там очень ясно слышалось некоторое «бляяяяять»).
Дунландцы очень кстати решили, что раз Саурон пал, в этой войне им делать было больше нечего. Остались только вастаки и харадцы. Они бились, как львы, но гондорцы сумели отстоять свой город и прогнать захватчиков прочь.
История третьей эпохи закончилась тем, что люди все же смогли одержать победу над тьмой…физическую. Но если судить по тем событиям, которые происходили за три дня/три года, Саурон все же смог добиться своего: половина Средиземья оказалась затемнена. И теперь предстояла огромная работа для всех народов: учиться существовать в мире, насколько это возможно.
Арагорн не остался королем Гондора, вместо себя на троне он оставил своего побратима Аргелеба, который, оказывается, тоже имел права на престол. Арагорн же ушел восстанавливать Арнор, а как сложились его отношения с эльфийкой Арвен, история несколько умалчивает.

Эриане же, в свои нуменорские 27, вышла замуж за Мараха Садора.
предложение было сделано в экстренной ситуации на территории Умбара.
- Ты же понимаешь, что я не буду сидеть дома и варить борщи? – честно сказала новоиспеченная невеста.
Собственно, детей заводить ей тоже не сильно хотелось, но об этом она сказала только то, что не хочет торопиться, слишком много всего надо сделать. Марах надеется, Эриане тоже, но на другое. И оба этот вопрос оставляют на Манвэ.
Первой ее просьбой было переехать в Минас Тирит. В Пеларгире ее точно больше ничего не держало. Любимые сестренки и друзья заняты своими делами, а встречаться им ничто не помешает и в столице, отец погиб, с матерью отношения очень напряженные, Эриане искренне казалось даже, что Ванэ вздохнула с облегчением, избавившись от нее. В столице же и возможностей больше. После замужества она, по идее, должна была стать взрослее, степеннее, но что то не получилось. Все таки же она бегала в мокрых лесах туда и обратно, прям как хоббит в свое время.

Что осталось за кадром:
- В первый же вечер Эорет познакомила Эриане с девушкой по имени Эадвин. Кажется, та была из бывших плененных, потому что все время пыталась кланяться и называть их госпожами. Эри же всеми силами пыталась убедить ее так не делать. Ну хотя бы по отношению к ней. Из нее госпожа такая же, как из Боромира чуткий и умный полководец.
Эадвин упоминала, что хочет вернуться в Дейл хотя бы ненадолго, Эри и Эорет хотели ее сопровождать, но слегка не успели, Эадвин уже сходила и без них. А жаль, это был бы поворот в Алой книге для каждой из них.

- Замуж Эриане вышла скорее по дружбе, чем по любви. Все же Марах был отличным товарищем – добрым, смелым, умным, интересным. Что еще требуется девушке? Особенно если учесть, что любовь ее осталась в прошлом и за всю свою нуменорскую жизнь, которая с ее то образом жизни может закончиться внезапно и быстро, Эри так и не смогла никого больше любить по настоящему. Мужа она уважала, но и только. Мараху Эри никогда об этом не говорила – он то любил и был привязан к ней по настоящему.

- Это мог бы быть очень обвмный момент, но нет, просто потому, что игрок – я.
Просто ситуация. Идет девушка по дороге. Кругом опасность. Чуть что – бежать или в кусты, расслабляться нельзя. Темнота, в конце концов. И тут на дороге внезапно – труп. Это и так не самое приятное зрелище, но что можно почувствовать, когда ты подходишь ближе и видишь, что труп это не кого нибудь, а любимого человека и брата твоей близкой подруги?
Где то здесь должна закрасться скорбь, страдание, боль, слезы.
Похоронила тело где то недалеко от этого места и пошла в город, чтобы поведать семье тела о случившемся и страдать вместе с ними.
Как это происходило на самом деле:
Я очень долго не могла запомнить дороги (поэтому никуда одна и не ходила), а уж в темноте вообще наступала беда – я как будто оказывалась в параллельной реальности. И в итоге я при переходе из Минас Тирита в Пеларгир ухитрилась свернуть не туда, куда нужно, а в Рохан. Прежде чем я поняла, что что то не так, мимо меня пробежали три армии, и не факт, что это были свои – я не стала проверять, а просто падала в свои любимые кусты, собирая штанами всю прибрежную росу и придорожную грязь.
Вроде вырулила, куда надо, смотрю, снова кто то навстречу.
«Ну блээт» - подумала я, и пока решала, успеваю я убежать или рискнуть драться, углядела на чуваке белый хайратник, на чем и успокоилась.
Проходим мимо друг друга, секунда, немая сцена узнавания.
- ээээ…только не говори, что тебя убили?... КАК?! Второй день игры!
- У тебя время есть?

В итоге я пошла обратно в Минас Тирит, слушая о том, как чуваку не повезло. Хотя персонаж его поступил храбро, не спорю.
Сначала думала обусловить это тем, что я таки дотащила труп до родственников, но «тело» само попросило его лучше просто похоронить.
Окей, вообще без проблем.
Сестра его сильно переживала и пыталась плакать.
А вот я только ржала и мешала ей. Мне жаль, правда.
Но действительно ситуация идиотская.
Собирались справлять день рождения, в итоге получилась тризна.

- Познакомилась потом в доме анфаласцев с чуваком из умбара…который оказался другом Менакила (опять же, у меня должен был быть обвм, но нет). Некоторое время общались –общались…а потом каааак выяснилось в ходе его расследований, что он пропавший сын нашего Пеларгирского лорда Эминкара. Левый глаз задергался с новой силой.
Пожалуй, не буду упоминать, что друга Менакила отыгрывал сам Менакил…игрок, точнее. В общем, так или иначе, я рада, что вторая роль зашла ему больше, хоть и не помню имени этого персонажа вот совсем.

- Хоббиты действительно очень милые существа. Веселые, добрые, компанейские. Привечают всех путников. Даже орков. Я и Эорет были слегка в шоке, когда в Гарцующий пони завалилась толпа орков чайку выпить =)
Но отличный был момент. И хоббитята поразвлекались, как могли.

- Отлично было зайти к вастакам, учитывая, что забрели мы к ним совсем случайно. До этого момента я о них знала только то, что слышала на димпломатическом собрании, а именно: все племена, кроме племени Ветра, за сотрудничество.
Вастаки могли нас запросто убить или пленить, и в какой то момент я заподозрила, что именно это и произойдет, но обошлось. Нам всего лишь предложили доказать свою воинскую удаль, а иначе они с нами и разговаривать не будут. На мечах вастаки дерутся лучше, чем гондорцы, это факт, а вот стрельбу из лука я вытянула, чем очень горжусь. Два раза из шести попала в специально повешенный для этого череп, несмотря на то, что не стреляла я практически год, а лук был чужой. Вастачка попала три раза, но и стреляла она семь. Так что все таки я считаю, что я молодец.
А потом вастаки нам рассказывали свои легенды, и особенну ту, которая до сих пор ходит пожизнево – про коней, которых увели роханцы.
Хорошие ребята, в общем, и было грустно узнать, что они все таки решили выступить на стороне саурона. А все потому, что какие то долбоклюевые эльфы пошутили, мол, коней то ваших роханцы те голодом заморили.

- Во время осады Минас-Тирита был реально один очень стремный момент. Когда в госпитале валяются люди, типа в тяжране, а ты - девочка без доспехов, - единственное, что отделяет их от толпы дерущихся...Казалось, реально и меня сейчас снесут, и людей затопчут. Спасибо мастерам, которые вовремя подбежали и разогнали всех из небоевой зоны, но атмосферу битвы я почувствовать успела)

- Была у нас такая Таорина. Сказительница. Уж насколько мне говорили, что я легкомысленная, а вот она выбила просто четырнадцать облаков из десяти. То сбегает постоянно в опасные места, мотивируя это тем, что ее там знают, а значит, все будет хорошо, то о харадце каком то грезила…И при том, как у сказительницы, у нее было много информации и еще больше она нашла. Хорошая девчонка, забавная. Я ей даже завидую немного, что она умеет так играть и находить сама себе приключения и замесы.

- Так получилось, что больше, чем со своим Пеларгиром, я действительно тусила с домом Анфалас, а пожизнево – чуваками из клуба Лаурегиль. Мне правда стыдно за это, но так получалось. Особенно мне понравился момент, когда ребята напились, напили меня и в этот момент мы пошли на Мордор.
А спонсор показа – Аджантис с матюгильником.
Аджантис с матюгальником: Друзья, у вас 28 минут, это бессмысленно, вы все здесь умрете!
Все: Даааа!!

И дракона победили по факту просто потому, что ладно дракону, а вот игротехам огребать от пьяных гондорцев было радости мало)

- В последнюю ночь в Имладрисе, оказывается, пел Саруман. Тот Саруман, который Радагаст. Знала бы, обязательно пошла. И как я могла такое пропустить, очень обидно.
А еще жаль, что мне так и не выпал шанс поиграть или даже заговорить с Кругловым – хотя бы потому, что все, кому это удалось, хвастаются, что отыгрывает он очень даже шикарно.
И среди эльфов бегала его жена, которая Айрэ, а я ее даже и не видела нигде. Впрочем, я к эльфам даже и не заходила и опять же, с ними тоже повзаимодействовать не удалось.
И еще оказывается, на ТЭ, в Умбаре, была Лина Гроза, очень красивая и талантливая девушка-косплейщица. Давно наблюдаю за ее деятельностью, жаль, познакомиться не удалось.

Игра действительно зашла. Это был мой первый тысячник, и он как раз из тех, про которые Гейр точно не сможет сказать «У тебя просто игры нормальной не было!» Была и очень даже.
Первый вечер я действительно сидела и куксилась, мол, мне не во что тут играть, мне не с кем играть, я боюсь, я хочу домой.
Для персонажа я планировала одно, а вышло совсем другое.
Я очень хотела направить Эриане на что то важное, чтобы она отдала свой долг своему народу, а потом с честью ушла в чертоги Мандоса.
Но это не игралось от слова совсем, просто потому, что как игроку мне это не по душе – а перевоплощаться окончательно я не умею, все мои персонажи это все равно я сама. В итоге пришлось менять все на ходу, и об этом я не пожалела. Я с удовольствием приключалась где могла. Хотела персонажа сложить и отпустить, а вон как в итоге получилось – Эри неожиданно вышла замуж и у нее даже будущее появилось, какое-никакое.
Я очень много где была, но много где и не была. И единственное, о чем я жалею – так это то, что невозможно растроиться и быть везде.

Благодарности:

Аджантису и мастерской ко.
Вы невероятны, потому что вы создали этот удивительный мир и дали возможность другим пожить в нем. Сделали столько всего, и…просто слов нет, каким огромным спасибом я хочу выразиться. Это моя первая игра, и она была фантастическая.

ЗЛ и своему отцу…в смысле, Улварту.

Спасибо, что позволили мне ехать с вами, быть частью вашей семьи, и простите, что я действительно мало с вами взаимодействовала)

Своим сестрам Мирабель и Гэлет: девочки, вы те самые чудесные игровые сестры, о которых можно только мечтать) Нежничать и хихикать, делиться тайнами со старшей и постоянно сбегать, выдумывать всякие шалости и откровенно ржать с младшей – полный набор)

Эйлит Садор, она же Сильм: спасибо, что именно ты была моей подругой детства, каждый разговор с тобой вроливал меня еще сильнее, настолько тепло и правдоподобно ты отыгрываешь.

Той-самой-харадке, она же Тихоходка: спасибо, что отпустила, потому что иначе я не представляю даже, как могла бы сложиться судьба моего персонажа. Хоть ты и говоришь, что я сделала тебе всю Алую книгу, все равно спасибо, ты оказалась несколько человечнее своих соплеменников)

Эорет Анфалас, она же Фенрир: Спасибо, что ты все время была моим игровым партнером, несмотря на то, что я отвлекала тебя от основного твоего дела. Я не наприключалась бы так, не будь тебя рядом.
Пожизневое спасибо тебе и Ирмо, что не пустили в дождь одну в пеларгир, а оставили у себя под боком и грели, как могли, пусть и слегка безуспешно)

Лорду Валандилу, он же Релаг, он же Марс. Да и вообще всему дому Анфалас. Спасибо, что привечали меня, как свою, пожизнево и поигрово, и даже кормили, хотя вообще не обязаны были это делать)

Неизвестному роханцу, он же Лео: Спасибо, что довел меня ночью из Минас Тирита в Пеларгир, потому что одной действительно было стремно и неуютно. Жаль, что мы больше не пересекались)





URL
   

Moraine;

главная