Отчет игрока.
Это мой первый отчет. Он будет сумбурным, слишком много персонажного, но я попыталась.

На самом деле я от игры ждала куда большего. Пять месяцев я готовилась морально и физически, мечтала и представляла, как все будет. Но на деле – сплошь разочарования.
Мастера не справились со своей задачей.
Для меня это была первая игра (не считая кабинетки-детективки), я не знаю, как устроено это все внутри, но с точки зрения игрока – было ужасно. Только потом, уже в разговорах с товарищами, я смогла найти забавные моменты, но это уже все после.
Впрочем, в погоде никто не виноват. Просто так получилось. Ветер срывал тенты и нетканки к чертям, было чертовски холодно, игра остановилась сама собой, потому что стены мы чинили больше, чем играли. Да и настроение пропало. В середине второго дня я так устала от всего, что выролилась и долгое время, пока Поттер не отвел нас в лес, не могла вролиться обратно. Из-за этого я пропустила факультет по медицине, а говорят, что он был достаточно интересный. Но это уже мой косяк, ругать некого.
За что я на мастеров реально в обиде – так это то, что мой загруз, личный, который я придумала и попросила, отдали другому человеку. Банально перепутали игроков, но в связи с этим мой персонаж носил не очень гордое звание «один из массовки».
Да и вообще очень странно получилось – из некоторых игроков мастера сделали Марти Сью, кто то остался за бортом совсем.
Судя по всему, остальные факультеты активно участвовали в жизни. И только Гриффиндор почему то никто никуда не пускал, хотя казалось бы, именно львы должны мчаться разбираться с опасностями первее всех.
Квестов, если они и были, конкретно наш факультет долго не мог допроситься.
Мероприятия мастера постоянно передвигали и в итоге отменяли, так как не успевали ничего.
Василиска на сцену так и не выпустили. По идее, весь замес начинается с убийства Миртл. Да только в ходе событий, сразу после прощания, о бедной Миртл и о том, что в школе как бэ кто то нападает на учеников , было благополучно забыто.
Квиддич отменили, так как забыли все оборудование. Впрочем, справедливости ради хочется отметить, не факт, что мы могли бы играть при таком штормовом ветре.
Бал. Танцевальный вечер, точнее. Его людям просто испортили. Мне очень обидно за них, потому что они не просто готовились к танцам – они их готовили. Подбирали музыку, учились танцевать, шили и везли костюмы. Но из-за того, что мастера банально не успевают следовать собственному расписанию, танц. вечер просто взяли и сорвали.
Централизованная кормежка, входившая во взнос, шла к чертям так же, как и сама игра. Столов на всех не хватало. Еда была никакая. Какая то партия успевала урвать одно, какая то – другое, но при этом жутко пересоленное.
Мне не хватило игры, потому что ее для меня просто не было. Я не раскрыла персонажа, я не участвовала в событиях, мы не успели отыграть завязки, которые завязывали на протяжение долгого времени.

Из плюсов в первую очередь хочу отметить людей. Если бы не люди, а в особенности мой факультет, я пребывала бы в депрессии до сих пор. Игроки спасли все, что могли спасти, и я не готова с ними расстаться, я отчаянно хочу встретиться с ними снова и все переиграть.

Отдельно хочу обратиться вот к кому:
Матиас, собственно, благодаря тебе я туда и попала в принципе. Даже если все получилось не так, как мы хотели, опыт он и в Африке опыт, а положительные моменты тоже были. Один «килт Грюма» чего стоит…
Прогулка по Питеру и последующие посиделки в кальянной были именно тем, что необходимо в завершении.
Тройн. Прости меня, что я на тебя давила, хотя ты сделал все, что мог сделать ты сам и твой персонаж. Я срывалась на тебе, чего делать не стоило ни в коем случае. Я хочу сказать тебе спасибо, потому что без тебя Шарлотты Грейс не существовало бы в принципе. И разговор в кальянной с мгновенным вроливанием от одного только взгляда на тебя это подтвердил.
Флимонт Поттер. Я не знаю, когда я устану петь тебе диферамбы, но все это ты. Все, что было хорошего на игре конкретно у меня – это ты. И прогулка по развалинам старого Хогвартса, и локальные шутеечки, и пикник в коридоре под украденным у Хаффлапаффа зонтом, и утешающие дурацкие подколы относительно моего несостоявшегося оборотничества – если бы не ты, я бы пропала.
Минерва МакГонагалл и Аластор Грюм. Вы самые потрясающие старосты, которых только можно вообразить. Спасибо, что вы оба взяли меня под своеобразную опеку и заботу, что водили в темноте и берегли от мелочей.
Профессор Меррифот. Хоть вы и дама в возрасте, но такая дама, как вы, даст сто очков вперед любому студенту. Спасибо, что вы всегда были с нами и на нашей стороне. Спасибо за предоставленную возможность наконец то выспаться в тепле, будучи окруженной собственными однокурсниками. И от вашего «Чарли, девочка моя» я просто растаяла.
Профессор Дамблдор. Спасибо за вашу доброту и терпение. Такую, как я, сложно выносить, но даже если я вас и подбешивала, вы прекрасно это скрывали, и видела я от вас только хорошее.
Альфард Блэк. Мой милый братишка. Младше на два года, но защищал меня и оберегал, как настоящий мужчина. Твой подарок я сохраню и ни за что не потеряю. «Чайка, блять»)
Птичка-Ворона. Ты просто сделала мой день незабываемым «Слизеррин пррридуррки». Только так я теперь и разговариваю с воронами на улицах.
Кларисса Харпер. Спасибо за прекрасную палочку и плащ)
Роланда Хуч. Это все таки был твой плащ, так что спасибо огромное. По игре мы не слишком много взаимодействовали, но с тобой очень приятно было общаться и слушать уже непосредственно в поезде.


Чарли Грейс, или еще короче – Чар, как зовет ее близкий друг Матиас Ахола, - или же длиннее, - Шарлотта, как обращаются преподаватели и никто больше не рискует, должна была выпуститься в этом году. До последнего девушка оттягивала момент принятия того самого окончательного решения, чем она будет заниматься по жизни. Чаша весов пока что склонялась в пользу колдомедицинства. Не сильно, но и это было ничего.

***

Тома Риддла, казалось, невозможно не любить. А она и любила. Иначе зачем бы послушно соглашалась участвовать в любой авантюре, что он предложит, начиная от таскания книг из Запретной секции до побега в Хогсмид?
Как жаль, что в один прекрасный момент Том, по понятным только ему причинам, просто остановил ее в коридоре и сказал, что Чарли может забыть все, что у них было и что их связывало. ( Ну конечно, пара поцелуев за Кабаньей головой – это ведь так просто забыть!). Девушка не нашлась, что сказать. И с тех пор обходила Риддла стороной, изредка смеряя его укоризненными и обиженными взглядами, когда он не мог этого видеть. Постепенно это переросло лишь в ноющую привычку…


***

Не у меня одной были темные пятна на душе. Не зря Матиас просил у меня Амортенцию. Боже, если бы на его месте был кто-то другой, я бы отказала, не задумываясь. Приворот – это незаконная штука, не говоря уже о том, что нельзя просто так брать и ломать волю чужого человека. Я не знаю, зачем я согласилась, но Мати так умолял, что я сдалась.
Но он же и не открыл мне, для кого это. Зря он. Я бы не проболталась, но мне было бы спокойнее. Хотя кого я обманываю. Совесть не отпускала меня ни на секунду.

***

Не сказать, что я совсем не разбираюсь в Трансфигурации. Но мне нужно много времени на подумать и много усидчивости, чтобы подумать вообще. В общем то, я поступила не очень хорошо – чтобы попасть на факультатив, я подсунула свое задание Поттеру, который тот с легкостью сделал. И почему Фил вечно прикидывается бестолковым, не понимаю. За это задание профессор мне даже начислил 5 очков. Совестно, но Флимонт меня успокоил, мол, это же в копилку факультету, поэтому какая разница.
И самое обидное, что только я решила поучиться, как нормальный человек, на школу напали дементоры. Их было всего двое, но кто то успел их погонять, а кто то нет…я, к сожалению, входила во вторую группу.
Обычно я активно лезу туда, куда не просят. И еще активнее именно туда, куда просят не лезть. Но на этот раз положение, похоже, было таким серьезным, что Минерва и Аластор тщательно следили и за мной, и за Филом. И можно понять – они оба очень ответственные старосты, а мы с Флимонтом головная боль.
Обидно, что Кэссиган держал меня далеко от событий. Мы же пакт заключили, а по факту – нет. На балу только я психанула окончательно и, отведя аврора в сторону, высказала все, что об этом думаю. Но в этом уже не было смысла, ведь даже танцевальный вечер был сорван тем, что наконец то начли срываться маски и пошел основной замес.
А еще у нас, оказывается, по школе летали призраки. Или один призрак. Мы так и не поняли, потому что именно наш факультет он обходил стороной. Слышали, как Лукреция попала в Больничное крыло, как призрак прицепился к Ребекке Смит, из-за чего Блэкхэлл, староста, пошел с призраком на сделку (а еще говорят, «слабоумие и отвага» - девиз Гриффиндора). И недоумевали, почему к нашим девушкам он не цепляется. Оказывается, это все потому, что Минерва уже успела его отчитать. И так крепко, что бедняга ходил тенью и молчал. А наша МакГо даже не поняла, что это не был живой студент….Она потрясающа. С ней хоть в разведку, хоть куда, ничего не страшно.
И поэтому, даже если призрак и заглядывал к нам в гостиную, единственное, чего он добился – парусекундной паузы, слов «Ребят, у меня только один вопрос. Это…что такое?» и последующего тотального игнорирования.

***

Мне перепала плюшка в виде прилюдного (слава богам, только на глазах моего факультета) избиения маразматичным завхозом. За то, что я якобы обидела картину. Да даже если и так – не слишком ли жестокое наказание? Я была так ошарашена, что даже боли особой не почувствовала. Потом уже, и то Аластор постоянно меня подлечивал.
Мы решили разыскать этот чертов портрет, который, собственно, начал вопить, как только меня увидел. Усмирить ее смог наш прекрасный дамский угодник Флимонт. А уж когда к нему подключился и Аластор, дама на портрете не смогла устоять. И да, действительно, я ее…избила волосами! (по факту, конечно, никого я не била, просто ветер отнес пару несчастных прядей за рамку). Честное слово, в тот же момент хотелось выхватить палочку и испробовать на ней Инсендио (на портрете, а не на палочке). Однокурсники дружно повисли на меня, утешающе шепча, мол, ты же видишь ее светлый цвет волос, что ты от нее хочешь.
Не знаю, чего я хочу, просто у меня теперь на спине два огромных шрама от плетки.
Но это в первый вечер я горячилась. На следующий день я уже со смехом рассказывала, как на меня напал маньяный придурочный дед.

***


В один прекрасный момент мы поняли, что нам всем, мягко говоря, чертовски грустно. Все события происходили слишком резко, слишком быстро, уныние овладевало обычно веселым Гриффиндором. И на помощь, как всегда, мчится Поттер.
Флимонт Поттер – это человек с шилом в одном месте такого размера, что одним концом шило уходит глубоко в землю, а другим – не менее высоко, чем глубоко, вверх.
И вот наш неунывающий Флимонт просто берет и уводит факультет в полном составе (исключая, конечно Августу Пруэтт, которая предпочитала большую часть времени проводить со своими родственниками на Слизерине) в Запретный Лес, посмотреть на развалины Старого Хогвартса., руины, которые раньше были стенами замка основателей.
Спасибо тебе, Флимонт. Этот побег – именно то, что нам было необходимо, чтобы встряхнуться и влиться в историю дальше.
гостья школы, Кэтрин Грей, проводила у нас легилименцию. Честно говоря, эта дамочка показалась мне подозрительной – уж слишком много она знает и умеет. Но на ее лекцию я пошла, все таки в школьной программе такой предмет не встретишь. И тут я поняла, что в легилименцию ни в зуб ногой. Моя партнерша, Микаэлла Вельф, девочка с моего факультета, старалась, как могла, объяснить мне хоть что нибудь и подтолкнуть, но бесполезно. Что ж…не всем же быть гениями.

***

Настолько скучно, что я вызываю Матиаса на дуэль. Просто так, без повода, и даже без обратного хвата. Наверное, нам повезло, что мы оба успевали отражать заклинания друг друга. Но Мати просто сделал мой день, когда не придумал ничего умнее, чем крикнуть: «Вадиваззи, килт Грюма!». Если бы я не успела поставить щит, неизвестно, кому бы стало хуже – Грюму без килта или нежным аристократическим барышням, которые бы лицезрели эту картину. Может, мы придумали бы еще что нибудь, не проходи мимо…как назло…Том Риддл. Баллы не снял, хотя мог бы, но остановиться попросил. Вежливо и мягко, так, как он умеет. Лучше бы он вежливо и мягко ценил хорошие воспоминания между людьми.

***
Этот год должен быть стать последним. И пожалуй, самым запоминающимся. Но...
А впрочем, так и получилось, но совершенно другим путем.
За горизонтом идет война. Но кто мог предположить, что война ворвется резко и неожиданно в самое безопасное место в Британии?


***

Танцевальный вечер прервали крики, вспышки, осколки стен. Студенты столпились, не понимая, что происходит. Особо умные или особо смелые, а может, и то и другое, сразу понеслись в сторону, откуда доносились звуки сражений.
Колдокрыло было разнесено в пух и прах. Диана Трэверс бьется в истерике, Алекс Трэверс кричит что-то угрожающее Дамблдору, кажется, это касается его семьи. А Поттер устроил настоящую революцию, да так, что стадо учеников превратилось в силу, с которой невозможно не считаться.
Я ничего не понимала. Убивающее заклятье, Кэтрин Грей не то жива, не то умерла, в Эшенбахов кидали несколько Бомбард, Кеттлберн внезапно предатель, обвиняют Кэссигана…. Что?! Дамблдор пытался успокоить разъяренную толпу вчерашних учеников, но кажется, это безуспешно, нас пытаются развести по гостиным, но разве можно обуздать юных волшебников, вошедших в раж.


***

Я словно находилась в прострации. Я слышала и не слышала тех, кто был рядом и позади. И вдруг сквозь пелену и общий шум доносится испуганный голос профессора Меррифот: "Чарли, тебя укусили!"
Я с недоумением покосилась сначала на нее, потом на свою руку. Так вот почему по плечу стекает что-то теплое и мокрое...Глупо, но в тот момент у меня возникла только одна мысль: "Укусили? А как это? А что теперь будет..?" Я виновница переполоха, но стояла столбом, пока мои однокурсники носились вокруг. "Колдомедика, быстро!"
Этот голос принадлежит уже аврору. И вот он смог меня отрезвить. Кто же еще...И он беспокоился. Не время, но я была рада этому факту. Надеялась, что он переживает не как за одну из вверенных ему студенток, а как за меня как за личность…
произошедшее начало постепенно доходить до меня. Меня укусил оборотень. И никакой колдомедик тут уже не поможет. Не знаю, как мне удалось удержаться на ногах. Быть оборотнем - это приговор. Особенно для человека, который хотел стать не просто медиком, а военным медиком.

Я пытаюсь шутить и даже улыбаться, делая вид, что все отлично сейчас и так и будет в дальнейшем.
"Как вы, Чарли?" - с сочувствием спрашивает профессор Дамблдор. Он тоже не может подобрать слов.
Дрожащие губы растягиваются в улыбке и словно со стороны - "Я...пока не осознала". Вранье. Все я уже поняла давно.

Что бы ни говорили мне друзья, даже Кэссиган - хотя ничье мнение мне больше не может быть настолько важно, - такая жизнь не жизнь. Поэтому, когда я узнала, что на школу скоро нападут геллертовцы, я мгновенно придумала план. Не без косяков, но он вполне мог сработать. Почему бы мне не стать смертником. Никто из них не может применить непростиловку без последствий - а я могу. Мне уже больше нечего терять.
Единственное, зря я рассказала об этом Флимонту. На самом деле ляпнула случайно. Мои нервы были уже настолько натянуты, как тетива, что плохо получалось держать себя в руках, а язык за зубами. Поттер наорал на меня и пригрозил, в случае, если я все таки совершу глупость, найти способ меня оживить, а потом отдать на растерзание Минерве.
Эх, Фил...Ты отличный друг. Ты пытаешься шутить свои обычные дурацкие шутки, делаешь вид, что все будет хорошо..."Мой экзотический серый друг", "талисман факультета" - это то, что я запомнила. А потом мне кто то шепнул, что, пока я не вижу, Флимонт бьется чуть ли не в истерике и трясет Дамблдора и других с воплями, что можно сделать и как помочь.
Ты мне всегда помогал, Фил, и я правда тебя люблю.

И я продолжала бегать вместе со всеми, понимая, что меня колотит и трясет так, что могу рухнуть в любой момент и больше не встать...И ведь насколько плачевно было мое положение, раз даже хаффлпаффский нацист дон Диего-и-так-далее-по-списку согласился мне помочь. Скрипя зубами и сердцем, но согласился. Не сам, конечно же, это не в его принципах. Альфард Блэк уломал. Милый мой заботливый братишка. Единственный друг со Слизерина. Весь год делал все, чтобы мне помочь так или иначе. Сначала амулет против средних проклятий, теперь вот проклятие по имени Диего...

Но то, от чего я была готова умереть на месте, только не от ликантропии, а от изумления - так это предложение Алекса Трэверса выйти за него замуж. Он всегда был такой...как бы слово подобрать точнее...против правил. Бунтующий, но добрый парень. Я правда благодарна тебе, Алекс, и никогда не забуду твоих слов: "С фамилией Трэверс тебе не придется ничего бояться". Ну да, кроме твоей сестры, разве что.
Мне жаль, что я тебе отказала, ведь ты предложил такой выход от чистого сердца. Но я же не могла признаться, что а) я уже по уши влюблена в аврора Кэссигана, б) решила благородно самоубиться.
Пришлось лепетать что-то про ответственность, которую мне не хочется на себя брать и ужасную жизнь, которой не хочется тебя обременять.
Никто не может представить мое состояние, когда мне объявили, много позже, что на меня напал вовсе не оборотень, а разумный волчонок. Это все равно что взять человека за шкирку и вытащить из пропасти, когда одна нога уже повисла над бездной.
Тем не менее, что мне еще оставалось, кроме как выбежать в Большой Зал с воплем «Гриффиндор, я не оборотень!». Кажется, мне даже аплодировали. Хотелось расплакаться – за меня действительно переживали. Им действительно было не все равно, что со мной будет.

Матиас подходит и, помявшись, говорит о своем решении уйти с Дамблдором. Я слушаю молча. Интересно, почему Дамблдор позвал именно его, а не кого то из своего факультета? Но разбираться не хочется, у меня ни на что не осталось сил, поэтому, когда Мати спрашивает, не хочу ли я уйти с ним, ведь ему, Ахоле, как драконоведу, всегда будет нужен медик, я лишь молча качаю головой. Отказываюсь, а сама смотрю на аврора. Только из-за него я хотела пойти в аврорат, и быть не просто врачом, а ЕГО врачом. Одно его слово только было нужно. Но вместо этого практически безэмоциональным голосом Кэссиган отвечает, что далеко не факт, что меня направят к нему, аврорат большой.
У меня дрожат губы, но я молчу. И поняла, что дорога моя по прежнему лежит в больницу святого Мунго, на стажировку. А через несколько лет посмотрим, что будет…


Невысказанные слова, которые ты никогда не услышишь

@музыка: Земфира - Мы разбегаемся